Заметки с международной конференции по планированию семьи

Центр планирования семьи Семья

Четырехмесячная Аманда Нильсен из Швеции оказалась самой маленькой «участницей» конференции, состоявшейся в Тбилиси. Ее привезла с собой мама — Анета Нильсен, специалист по планированию семьи. И в течение четырех дней, пока представители Всемирной организации здравоохранения, Фонда ООН по вопросам народонаселения, Международной федерации планирования семьи и сотрудники Тбилисского института репродукции человека имени И. Ф. Жордания, принимавшие у себя этот форум, обсуждали возможные пути снижения нежелательных беременностей, Аманда ощущала на себе заботу всех его участников о подрастающем поколении.

Ее держали на руках, ей улыбались и пели песни виднейшие ученые — врачи, психологи, демографы. И, может быть, присутствие в зале маленького ребенка заставило одного из специалистов даже в своем выступлении вспомнить сказку о волшебнике Изумрудного города. «Герои сказки,- сказал он,- искали дорогу в Изумрудный город, они думали, что там найдут счастье, но выяснилось, что чародей не мог решить всех их проблем, а трудная и долгая дорога заставила поверить: несчастья преодолимы. Вот и наша жизнь похожа на длинный путь в Изумрудный город… Нам всем обязательно надо понять, что никто за нас ничего не сделает, что проблемы — только в нас самих и изменить себя можем только мы сами…»

Советская женщина обсуждает с кем-нибудь, кроме мужа, вопросы планирования своей семьи? — спросила меня коллега — швейцарская журналистка. Я даже вздрогнула: настолько врасплох застал меня этот вопрос. Ответить на него было непросто уже потому, что в лексиконе нашей женщины выражения «планирование семьи» нет, и то, что звучит вполне естественно на английском языке, на русском кажется непривычным и тяжеловесным.

Прямо по Пушкину: «Но панталоны, фрак, жилет — всех этих слов на русском нет». Вот уже много лет мы не можем ввести в обиход и найти русские эквиваленты понятиям, принятым во всем мире, таким, как «birth control» — контроль рождаемости, «6afe sex» — безопасный секс, «population councel» -организация, занимающаяся проблемами народонаселения и планирования семьи.

И беда не в том, что есть лишь приблизительный перевод этих понятий на русский язык, а термины режут слух, но в том, что уже который год наша страна удерживает печальное первенство — абсолютный рекорд по количеству абортов. И в том, что мы находимся на уровне самых отсталых африканских стран по материнской смертности. Отсутствие необходимых понятий в языке стало показателем отсутствия необходимой политики и действий в государстве.

Помню, около 10 лет назад в столице Индии меня поразило множество плакатов и транспарантов на всех улицах и площадях города с одним и тем же лозунгом: «Маленькая семья -счастливая семья». С этим утверждением можно было спорить, не соглашаться, у кого-то оно могло вызвать недоумение, но нельзя было не восхищаться настойчивостью, с которой государство проводило свою политику планирования семьи. Внедряло ее в умы граждан, стараясь довести до каждого смысл и очевидную пользу. Кроме лозунгов, были и действия — выбор средств контрацепции, их доступность, полная информация о них, свободные консультации специалистов.

Я подумала тогда: наступят ли времена, когда и наше государство будет настойчиво пропагандировать свою политику планирования семьи?..

Но вернемся к вопросу, заданному швейцарской журналисткой. Если бы какая-нибудь социологическая служба в нашей стране провела анкету среди женщин, а в этой анкете был бы вопрос: «С кем вы обсуждаете, как предохраняться от беременности?» — думаю, что, может быть, одна из тысячи женщин ответила — с врачом. Остальные сказали бы — с подругой, мамой, сестрой или просто ни с кем. Я говорю об этом не для того, чтобы упрекнуть наших врачей. Беседа женщины с гинекологом сводится к трем сакраментальным вопросам: «Фамилия? Возраст? Сколько абортов делали?». Об этом уже ходят легенды, но не врачи в этом виноваты. Тот минимум времени, которым они располагают, и минимум возможностей сами собой определяют рамки разговора.

Планирование семьи считается интимной проблемой, так же как выбор средств контрацепции, сексуальные отношения супругов. Говорить об этом не принято. В воспитании молодых этим вопросам практически не уделяется внимания. И все вместе приводит к страшной реальности: советской женщине легче 10 раз сделать аборт, чем всерьез заняться подбором средств контрацепции.

Воистину прав был Пастернак, сказав: «быть женщиной великий шаг», только почему-то к этим словам хочется добавить — и опасный.

В сфере планирования семьи в нашей стране произошло то, что, по наблюдению историков, иногда происходит в странах, вырвавшихся вперед в какой-то области. Будучи сначала лидерами, они вдруг начинают резко отставать, их догоняют, а потом и обгоняют другие страны.

Мы легализовали аборт одними из первых в Европе — в середине 50-х годов. В те времена это было несомненно прогрессивным шагом, но мы так и остались на том уровне, а сейчас плетемся в хвосте почти у всех европейских стран. Аборт был и остается самым популярным у наших женщин методом избавления от нежелательной беременности.

Долгое время считалось: планирование семьи может привести к снижению рождаемости, а это было нежелательно (по крайней мере в России). И такая политика привела к тому, что в стране сейчас чрезвычайно мало специалистов по планированию семьи. В Москве всего три консультации «Семья и брак», где можно получить хоть какую-то информацию. В других крупных городах — по одной, во многих подобных консультаций нет вообще.

Исследования — где, почему и кто из женщин предпочитает аборт — не проводятся. Никто не может дать объективную оценку положению дел в различных регионах. Никто не занимается созданием дифференцированных программ планирования семьи для разных возрастов, социальных групп женщин. Такие программы необходимы. И каждой женщине необходимо иметь всю информацию по контрацепции. Знать показания и противопоказания для каждого средства.

Долой аборты

В мире существует огромное количество различных противозачаточных средств. Им еще предстоит проложить дорогу в нашу страну, к нашим женщинам. Одно из таких средств — норплант — в виде пластиковой капсулы вшивается под кожу плеча, и гормональный препарат из этой капсулы дозировано расходуется в течение 3—5 лет.

Другой современный способ, о котором много говорилось на конференции,— это стерилизация. На ней остановили свой выбор более чем 108 миллионов женщин и 41 миллион мужчин. В США предпочитают стерилизацию около 30% супружеских пар. Характерно, что среди мужчин первыми начали опробовать на себе и пропагандировать этот метод врачи — урологи и гинекологи.

Я попросила одного из наших ведущих акушеров-гинекологов, академика АМН СССР Галину Михайловну Савельеву, прокомментировать возможность использования стерилизации в нашей стране.

Стерилизация у нас долго была запрещена законом. И, конечно, создалось определенное предубеждение против этого метода. Теперь для того, чтобы его вводить, придется преодолевать психологический барьер. И в этом мы рассчитываем на помощь средств массовой информации.

Конечно, придется столкнуться с тонкостями этического характера, предусмотреть все показания, противопоказания, учесть возраст женщины, состояние ее здоровья, имеет ли она детей, и так далее.

Надо учесть, что, если молодая женщина, проведя стерилизацию, потом захочет родить, у нее могут возникнуть сложности: не всегда проходимость труб удается восстановить. Поэтому во многих странах стерилизацию рекомендуют женщинам более старшего возраста, уже имеющим, например, двоих детей. Иногда стерилизация необходима по медицинским показаниям.

Технически эта процедура несложна, возможности проводить ее у нас есть. На Западе стерилизацию делают уже с помощью лапароскопии, без чревосечения. Надеюсь, что скоро и мы придем к такому способу. В любом случае стерилизация менее опасный путь, чем аборт.

Трудно пока сказать, как примут наши женщины этот метод, придется или нет врачам преодолевать их сопротивление, как было да и остается в случае с применением гормональных (оральных) контрацептивов.

Ясно только, что при общем отсутствии культуры во всех этих вопросах сейчас надо думать о тех, кто пока еще ходит в школу или детский сад. Чтобы хотя бы наши дочки и внучки имели альтернативу аборту. Пока же удручающая статистика говорит: среди женщин так называемого детородного (от 15 до 45 лет) возраста только 13,3% постоянно предохраняются от беременности , в то время как в остальных европейских странах- в среднем 50-60%. Но и среди этих 13.3% всего 1,1% предпочитают гормональные контрацептивы, а остальные — ВМС.

Что ж, для наших замученных жизнью женщин это самый доступный способ контрацепции: «поставила» и забыла. В то время как прием «таблеток» требует времени на консультацию с врачом, специального наблюдения, а от врача — определенной квалификации, знаний и внимания. Так и живем по принципу: «чем проще, тем лучше». естественно , не сильно обеспокоены тем, что во всем мире специалисты очень внимательно изучают осложнения после ВМС и очень осторожно рекомендуют его женщинам.

Надо сказать, что зарубежные врачи знают о том страхе, который испытывают советские женщины перед гормональными контрацептивами.

20 лет назад,— говорит один из директоров ВОЗ, Ило­на Кирбуш,— у нас в Дании и во многих других западных странах развернулись очень острые дискуссии о безопасности гормональных контрацептивов. Женщины были настроены весьма критически. Большую роль в этих спорах сыграла доступность и открытость информации. Несомненна заслуга и женских движений, они у нас пользуются доверием и всерьез занимаются такими «женскими проблемами», как планирование семьи и контрацепция . При этом исходят из тех принципов, что женщина обязательно должна быть свободной в своем выборе, но обладать самой обширной и объективной информацией для того, чтобы этот выбор сделать.

Проект семьи

Как я поняла из выступлений зарубежных участников конференции, они готовы нам помочь консультациями, препаратами, передать накопленный опыт.

Но,— считает Арчил Ге­оргиевич Хомасуридзе, директор Института репродукции человека имени И. Ф. Жордания,— автоматически перенимать западный опыт нельзя. Надо строить программы, исходя именно из наших условий и консультируясь с зарубежными специалистами. Так, для нашей страны очень удачной временной альтернативой стал мини-аборт. Еще не контрацепция, но и уже не аборт с точки зрения того, какой вред он наносит женщине.

Что дальше? Закуплено 47 миллионов упаковок гормональных контрацептивов — многим можно будет помочь. Но найдем ли им применение? Как ни странно, самая большая проблема — не отсутствие контрацептивов, а негативное к ним отношение и женщин, и врачей. Наша задача— убедить женщину, что аборт хуже, чем любое контрацептивное средство. Но для этого, наверное, надо очень «болеть» за них, уйти от формальностей и стереотипов. Мы у себя в институте  пошли на то, что принимаем всех женщин без направлений, по их желанию даже анонимно, и каждой помогаем в выборе контрацептивных средств.

Я спросила доктора Хомасуридзе, не боится ли он, что, появилась такая информация на страницах журнала, к ним в институт кинутся женщины со всех концов страны.

Хорошо, если кинутся,— сказал он.— Может быть, меньше станет абортов.

Аборт по-латыни означает гибель. Каждый год около шести миллионов женщин в нашей стране делают аборт. Не будем сейчас говорить о том, в каких условиях он производится. Хотя важно и это. Но сейчас, наверное, важнее другое: внедрять в сознание людей неприятие аборта и современное, нормальное, разумное отношение к планированию семьи. Здесь должны быть обязательно и своя идеология, и своя политика. И дело не только в том, что это элемент общей культуры. От этого во многом зависит здоровье будущих поколений. И физическое и нравственное.

Видимо, нужна организация мощного центра или даже сеть центров планирования семьи (во многих странах существуют такие самостоятельные государственные структуры), где собиралась бы вся информация, где готовились бы специалисты и просвещались и женщины, и мужчины (а о необходимости просвещения мужчин — разговор особый уж слишком они у нас привыкли все перекладывать на плечи женщин), куда каждый имел бы доступ. Нужна оценка влияний всех видов контрацепции на здоровье женщины, нужны’ серьезные социологические исследования.

И. Павленко

 

Оцените статью
Все для вашего здоровья
Добавить комментарий